8 (495) 981-6071

Новости

04.08.2015

Светлана Ромашина. Синхронное плавание - очень тяжёлый вид спорта.

Интервью трехкратной олимпийской чемпионки, восемнадцатикратной чемпионки мира, московской динамовки Светланы Ромашиной для агентства «Р-Спорт».

На чемпионате мира по водным видам спорта в Казани московская динамовка Светлана Ромашина завоевала три золотые награды в соревнованиях по синхронному плаванию. Светлана заняла первое место в технической программе солисток, и в дуэте с Натальей Ищенко одержала две победы в технической и произвольной программах.

51826.jpg

В интервью для агентства «Р-Спорт» известная спортсменка московского «Динамо» рассказала о главных тенденциях в развитии синхронного плавания и о появлении мужчин в этом виде спорта:

Светлана, какой самый распространенный стереотип о вашем виде спорта?
– Синхронное плавание вообще очень тяжелый вид спорта, если уж говорить в целом. Повторяться и говорить о том, что со стороны это выглядит очень легко, уже не хочется. Каждый раз пытаешься объяснить о том, что это очень тяжело, что мы занимаемся различными видами спорта, а не только синхронным плаванием: акробатикой, плаванием, балетом, художественной гимнастикой, всем подряд! Тогда уже как-то действительно понимают, а так все привыкли думать, что все это легко и красиво.

01-11210416_970515392998926_8145938736743545044_n.jpg

То есть, это самый расхожий стереотип, что синхронное плавание – это легко?
– Мне кажется, что да. Что это все здорово, что девочки красиво плавают в воде.

Пляшут.
– Пляшут, да. Песня, знаете, есть такая «Танцы на воде». Наверное, люди думают, что это что-то схожее, не понимая всей тяжести и всех тонкостей этого вида спорта. Про мужское синхронное плавание, я думаю, вы спросите позже.

Не собиралась. Столько уже всего на эту тему сказано.
– Да? (улыбается). Теперь почему-то все считают, что это супер и здорово. Что в синхронном плавании мужчины. Так считает весь мир и Европа, а я до сих пор придерживаюсь мнения,
что все-таки синхронное плавание – это женский вид спорта. И буду продолжать это утверждать, пока не увижу, что в тандеме с мужчинами это будет красиво выглядеть, эстетично и будет иметь какое-то дальнейшее развитие.

То есть пока это для вас только эксперимент?
– Для меня да. С учетом того, что я не буду участвовать в этом виде программы, для меня это кажется каким-то даже диким экспериментом. Почитав в интернете множество отзывов по этому поводу, понимаешь, что, наверное, большинство россиян и людей, следящих за спортом в нашей стране, все-таки против появления мужчин в нашем виде спорта. Посмотрим, что будет дальше.

Евгений Коротышкин очень переживал за волосатые ноги рядом с Ромашиной...
– Так уж повелось, что мы за Женю переживаем, Женя за нас. У нас вообще с ним сложилась давняя дружба, да и в водных видах по большей части все про всех всё знают, и хочется, чтобы ни у кого не было никаких проблем и трудностей.

Сам он в смешанный дуэт встать отказался, кстати. Мы спрашивали.
– Мы многим предлагали на самом деле, но почему-то никто не хочет (смеется).

А вот что касается общих тенденций в синхронном плавании, что-то происходит глобально новое?
– Опять же, возвращаясь к миксту: это и есть развитие со стороны FINA, они видят в этом возможность двигаться вперед и развивать и мужскую сторону этого вида спорта. Мы со своей стороны, что касается тех же программ, стараемся брать ту музыку и те образы, которых никогда ни у кого не было. Тем самым мы вносим вклад в развитие синхронного плавания, как нам кажется. Даже когда речь идет, казалось бы, совсем о мелочах. Например, в использовании шапочек, как это сделали испанки, но мы стараемся за ними не повторять и придумывать что-то свое – ну, например, два-три пучка на голове. Пусть это будет четыре пучка, но все равно это что-то наше. А что касается еще каких-то путей развития, то чтобы синхронное плавание стало интереснее, у нас стали сокращать программы по времени. Если раньше произвольная программа дуэта была три с половиной минуты, то теперь она три минуты. С одной стороны, может быть, это даже нам и легче, но с другой стороны, мы не успеваем показать всех новых штучек, которые мы придумали.

Хочется по максимуму насытить программу?
– Да, но не успеваем. К тому же начинают ограничивать в технических элементах. Мы ведь можем сделать больше! Приходится в технической программе немножко ужиматься.

Со стороны кажется, что стало больше агрессивных и динамичных программ в синхронном плавании.
– На самом деле, уже осталось очень мало лиричной музыки, которую не использовали. Поэтому все стараются переходить на что-то новое. В прошлом году мы сделали рок, и сейчас на Европе видели программы, скажем так, наподобие. Берут достаточно агрессивную музыку, под гитару или еще что-то такое.

А есть понятие «моветон» в синхронном плавании? Какие-то программы, чтобы увидели и сказали: «Ну, достали уже!»
– Часто берут классику - это и «Лебединое озеро», «Щелкунчики» всевозможные, но если эта программа проходит на ура, и если мы не видим в ней элементы, которые присутствовали в предыдущих программах у кого-либо, то почему бы не существовать этой программе? Это с одной стороны. Мы тоже обсуждали о возможности выступить под «Лебединое озеро». Все-таки соревнования в Казани, хотели бы показать что-то наше, что-то свое и близкое, родное. Но, наверное, мы вовремя свернули на другой путь и решили выступать с другим образом. Но вы правы, бывает, действительно, когда услышишь музыку и думаешь: «О, опять?»

Вы два-три года выступали без Натальи Ищенко, вам не кажется настоящим подвигом ее возвращение в спорт после беременности? Сами на такое способны?
Ой, не знаю, способна ли я на такое. Смотрю на нее порой и думаю, что все хорошо, дома ребенок, семья, и зачем плавает? (смеется). С другой стороны, спортивный характер есть спортивный характер, без этого никуда, без этих эмоций, которые мы переживаем на соревнованиях. Можно сказать, что с каждым соревнованием эмоций становится все меньше. Даже если сравнивать Олимпийские игры в Пекине и Лондоне, в Пекине были более яркие эмоции, первая Олимпиада, не знала, чего ожидать. В Лондоне была уже поспокойнее. А чего ждать в Рио, тоже не знаю. Может быть, пройдет еще спокойнее. С годами мы становимся вдумчивыми и спокойными, менее эмоциональными. Может быть, это еще сказывается. Но Наташа молодец, что вернулась. У нее есть силы и желание - это главное. Так что, почему
бы и нет?!

51616.jpg

Обсуждали недавно возвращение Виржини Дедье… Вы себя представляете
плавающей в бассейне в тридцать с лишним лет?
– В профессиональном плане нет. Думаю, что уже не смогу, потому что
начинает «потихонечку накрывать». Тяжело каждый год работать без остановок, без
перерывов. Ну а Дедье почти каждый год тренировалась, поддерживала форму,
выступала на различных соревнованиях. Можно сказать, что никуда и не уходила,
была всегда поблизости, составила программу для сборной Франции, работала с Испанией,
всегда была в синхронном плавании. Я не могу сказать, что буду плавать до 40
лет, но то, что буду стараться находиться в спортивной сфере, это да.

Кстати, например, если вам будет предоставлена возможность повлиять на
развитие вашего вида спорта, какие решения вы бы приняли?
– Вот, допустим, мы выходили на старт на Кубке Европы, и нам перед стартом пришлось смывать наш макияж. Я бы не стала уже запрещать яркий макияж. Да, порой он у нас такой, что даже очень страшно, но тем самым, может быть, мы и берем, что люди издалека смотрят на нас, видят, что это за спортсмены, и есть ли на них лица. Натуральный макияж может быть понятен всем, но по существу с   большого расстояния он невидим. А так, если вдруг мне представится возможность как-то влиять на развитие нашего вида спорта, уже конкретно задумаюсь, что могу
предложить – и вот тогда обязательно расскажу об этом вам (смеется).  

Фото: Отдел общественных связей МГО ВФСО «Динамо», агентство "Р-спорт", из личного архива Светланы Ромашиной